"Путь киновари"


Судьбина итальянского дворянина Юлиуса Эволы, 1-го из более узнаваемых и уважаемых традиционалистов нашего времени, в различие от судьбы иного большого традиционалиста Рене Генона, была очень насыщенной и состоятельной наружными событиями, приключениями, опасными странствиями, политической борьбой и т. д. Это было классическое хайдеггеровское"бытие-без-укрытия-в-максимально-рискованном риске". Однако невзирая на то, что Эвола являлся, без сомнения, одной из самых ярчайших личностей нашего века, его вариант значит за рамки"выдающегося индивида" - в нем, в его жизни, в его доле отразилась судьбина Идеи, судьбина определенной духовной позиции, судьбина Традиции в Черные Эпохи.

Дворянин Юлиус Эвола родился в Риме 15 мая 1898 года в семье итальянских аристократов, чей вид восходит к германской средневековой знати - к роду баронов Хевелар. Уже в молодости Эвола почувствовал снутри себя глубочайшую безразличность сообразно отношению к окружавшей его действительности, энтузиазм к трансцендентным, запредельным сферам, однако сразу функциональное творческое рвение модифицировать наружный мир в гармонии с внутренними идеалами. Сам Эвола в единой биографической книжке"Путь Киновари" строчит о собственной молодости:"Я практически ничем не должен ни среде, ни образованию, ни моей семье. В значимой ступени я воспитывался на отречении преобладающей на Западе традиции - христианства и католицизма, на отречении актуальной цивилизации, этого материалистического и демократического"современного решетка", на отречении общей культуры и расхожего вида мышления такого народа, к которому я принадлежал, т. е. итальянцев, и, в конце концов, на отречении домашней среды. Ежели все это и воздействовало на меня, этак лишь в нехорошем значении: все это вызвало у меня глубочайший врождённый ответ".

Такое известие привело молодого Эволу к радикальному нигилизму, проявившемуся в его ранешном анархистском поэтическом и изобразительном творчестве. Эвола был одним из первых представителей дадаизма в Италии. Синхронно творчеству Юлиус Эвола учил труды сообразно религиозной, эзотерической и метафизической проблематике. В особенности интересовали его восточные доктрины - индийский тантризм, буддизм, даосская традиция Китая, падмасадана и т. д. Не считая такого, он основательно занимался еще чисто западным эзотеризмом - алхимией, герметизмом и сопряженными с ними дисциплинами. Когда анархические эксперименты добились в жизни Эволы собственного разрушительного пика, он совсем развил свою жизненную позицию, которую в предстоящем только развивал и углублял: это была точка зрения"обособленного человека". Другими словами, её разрешено найти как позицию Консервативной Революции. Значение её сводился к последующему. - От анархической и нигилистической направлению Эвола сберег глубокую неудовлетворенность современным миром, его буржуазными, демократическими, плебейскими ценностями, однако в то же время, в различие от обыденных"левых" нигилистов, Эвола на этом не остановился, однако противопоставил"современному декадентскому миру" священный мир Традиции, с его инициатическими и гностическими ценностями, с его иерархией, с присущей ему трансцендентностью. "Изолированный человек", дилемме которого Эвола уже в конце жизни предназначил цельную книжку"Подчинять Тигра", - это тип особенного неповторимого существа, внутренне присущего к миру Традиции, однако при этом принужденного снаружи присутствовать в антитрадиционном и десакрализированном мире, в"современном мире". Эксперимент полного отречения привел Эволу к тому, что он чрез травматические и трагические модификации понял всю полноту данных других, антисовременных ценностей, внутренне нашел их в глубине собственной души как конкретное пребывание преобразовывающей, нечеловеческой силы,"силы Абсолюта". В этот же период Эвола познакомился с трудами Рене Генона, и это совсем укрепило его"традиционализм", отдало светлое и совершенное доказательство его интуиций. "Скептический период" в доле Эволы не был ни случайностью, ни противоречием: это был логический и практически неминуемый шаг консервативно-революционного развития его жизненной позиции.

Посреди итальянских создателей молодой Эвола читал Папини, Михельштедтера, д\'Аннунцио, собственно знал именитых футуристов Джакомо Балла и Маринетти. Посреди германцев он, в первую очередность, выделял Ницше, а еще труды Отто Вайнингера, и, некоторое количество позже, Эрнста Юнгера, Освальда Шпенглера, Стефана Георге, Людвига Клагеса, Готтфрида Бенна и остальных консервативных революционеров. Его еще чрезвычайно интересовали российские консервативные революционеры, и в особенности Федор Достоевский. Эвола еще собственно отлично знал Мережковского. Однако уже в первых постнигилистических книжках Эволы -"Концепция Безусловного Индивида","Феноменология Безусловного Индивида","Эссе о волшебном идеализме" и т. д. - звучат темы радикального и бескомпромиссного традиционализма, порывающего со всем полем профанической и декадентской культуры, с которой большая часть консервативных революционеров все же продолжали существовать связанными, невзирая на всю твердость их оценки культуры. Желая в данных работах Эвола и апеллирует тотчас к профаническим внесакральным философам - таковым, как Гегель, Кант, Декарт, Фихте, Беркли и т. д. - он очевидно тяготеет к рассмотрению важных духовных заморочек в контексте Традиции и обычных сакральных учений.

В 1925 году возникает 1-ая книжка Эволы, полностью приуроченная к разбору обычных доктрин индийской йоги -"Человек как потенция", которая во другом издании была названа"Падмасадана могущества". Позднее значит труд сообразно западной алхимической инициации -"Герметическая Традиция". Синхронно Эвола публикует приемник собственных эссе сравнительно разных качеств обычных инициатических учений, а еще тексты, переводы и комменты членов маленького эзотерического касса, который сложился кругом него -"Группы УР". Этот приемник получился под заглавием"Вступление в Магию как в науку Я". Уже в этот период Эвола делает пробы воплотить определенные нюансы собственной консервативно-революционной доктрины на практике. Он жаждет воздействовать в консервативно-революционном ключе, с особенным упором на традиционализм, на итальянское фашистское перемещение. Однако невзирая на определенное схожесть меж фашизмом и Консервативной Революцией, меж данными идеологическими формами существовали и глубочайшие противоречия. В собственной рецензенте фашизма справа Эвола оставался таковым же нонконформистом, как и в наиболее ранешние периоды собственного творчества. Желая посреди высших чинов фашистского движения были люди, какие ему симпатизировали, - сам Муссолини не раз положительно откликался о работах Эволы, - у него было очень много противников, и не лишь его журнальчик"Ля Торре"(\"Башня")был прикрыт сообразно цензурным суждениям, однако и почти все его тексты публиковались в официальных фашистских журнальчиках с крупными отягощениями. Радикализм, непоколебимость и нескончаемая верность чистоте эталонов Традиции Эволы препятствовали почти всем фашистским кристально прагматическим идеологическим ходам(в частности, альянсу с Ватиканом), а еще вызывали гнев у обыденных"арривистов", конформистов и фашистских бюрократов. Однако как бы то ни было, Эвола жаждал подбавить собственной деловитости не лишь кристально абстрактный, однако функциональный, определенный, творческий нрав, следуя пути обычного бойца, кшатрия, который может внутренне воплотить метафизические и трансцендентные ценности лишь чрез смелое, жертвенное, воинственное наружное действие, действие Преодоления. Более совершенным воплощением этого политического проекта Консервативной Революции в традиционалистском ключе было возникновение"Языческого Империализма".

В Италии "Языческий Империализм" особенного отзыва не вызвал, однако совершенно по другому обстояло дело в Германии, в каком месте перевод данной книжки получил в конце 20-х годов гигантскую популярность. Этак как Эвола стоял за итало-германский общественно-политический и геополитический союз, а его точка зрения была напрочь лишена шовинизма, узенького национализма и ксенофобии, какие были в целом не чужды итальянскому фашизму среднего периода, то германские консервативные революционеры узрели в нем создателя, более недалёкого к ним самим. С этого времени в Германии непрерывно проходят конференции Эволы, он делается членом консервативно-революционных элитарных организаций - таковых, как"Herrenklub"(\"Клоб Господ")Генриха дворянин Гляйхена и царевича де Рохана и т. д. Синхронно этому закрепляются связи Эволы с французскими традиционалистами, последователями и воспитанниками Рене Генона. Эвола сам знакомится с Геноном, переводит на италийский его книжки и статьи, - в частности,"Кризис современного решетка" и др. , - поддерживает с ним неизменные контакты средством писем.

В 1934 году Эвола строчит свою ключевую книжку - книжку жизни -"Возмущение супротив современного решетка". В ней он тщательно объясняет взгляды традиционалистской Консервативной Революции. В первой доли разбираются положительные иерархические ценности подлинного решетка Традиции, во 2-ой описываются этапы деградации Традиции и генезис современного решетка - чрез переход власти от одной касты к иной, чрез сменяющие друг друга стадии патриархального и матриархального строя, вплоть по происхождения"современного решетка", 2 более ужасных и апокалиптических, вырожденческих лика которого Эвола лицезрел в Русской Рф и в Объединенных Штатах Америки. По нынешнего дня данная книжка остается центральным классическим трудом сообразно традиционализму.

Эвола строчит еще некоторое количество книжек, посвященных расовой дилемме, в которых он изучит точку зрения Традиции сообразно этому вопросцу. В их он агрессивно осуждает расхожие в то время в Германии и Италии теории био расизма. Классическим в данной сфере стал пригнанный им образчик о скандинавских народах евро Севера, которых наименее только разрешено именовать духовными арийцами, осознающими высшие ценности арийской Традиции, невзирая на то, что в кристально био значении они имеют все шансы работать прототипом белоснежной расы. В работах"Синтез расового учения","Замечания сообразно предлогу расового обучения" и т. д. Эвола произносит о 3-х типах расы - о"расе тела","расе души" и"расе духа", какие совершенно не непременно совпадают меж собой. Достаточно неприкрыто осуждал Эвола и био антисемитизм, указывая на этническую неоднородность евреев, которая никак не препятствует всем им иметь к одной и той же"расе души", владеть одними и теми же психическими реакциями. Что же дотрагивается особенной исторической миссии евреев, которая обширно дискуссировалась в ту эру в самых разных кругах, то Эвола в его вступлении к итальянскому переводу именитых"Протоколов Сионских Мудрецов" верно подмечал, что сами евреи и еврейство в целом никак не являются источниками антитрадиционной и антисакральной стратегии, однако представляют собой только жертвы темного действия наиболее ужасных и наиболее углубленно укрытых антидуховных сил. Сам Эвола заверяет в книжке"Путь Киновари":"В конце концов, следует несомненно сообщить, что ни я, ни мои товарищи в Германии не знали о тех эксцессах, какие сделали нацисты сообразно отношению к евреям, а ежели бы мы знали об этом, то ни в коем случае не одобрили бы этого".

В этот же период возникает и книжка, приуроченная к буддизму -"Наука Пробуждения".

В конце 2-ой Вселенской борьбы Эвола, изучающий в Вене масонские архивы, угождает под бомбежку и приобретает травму позвоночника. По конца собственной жизни он остается парализованным. Опосля борьбы он ворачивается в Италию, в каком месте продолжает свою интеллектуальную и творческую активность. Он строчит книжку"Фашизм, оценка справа", в каком месте раскладывает положительные и нехорошие нюансы этого движения, а еще те пункты, в которых оно отклонилось от чистоты консервативно-революционных доктрин. Позднее возникают такие книжки, как"Человек и руины","Ориентации","Подчинять тигра". Все они продолжают тему Консервативной Революции и её перспектив, этак как Эвола категорично отрешается полагать разгромление государств Оси синонимом поражения самой Консервативной Революции. Он считает, что черные"подрывные" антисакральные силы были в фашистский и эсэсовский период не лишь наружными демократо-коммунистическими причинами, однако и внутренними. Мужество и последовательность Юлиуса Эволы в охране тех ценностей, которым он служил всю жизнь, делает его неповторимым образцом посреди остальных консервативных революционеров, и сиим он от почти всех из их - и в особенности от Эрнста Юнгера - рентабельно различается.

Однако Эвола не оставляет и кристально традиционалистские изучения. Он строчит восхитительную основательную книжку"Метафизика Секса", в каком месте раскладывает эту делему в свете учений Традиции, её эзотерических и инициатических качеств. Этот труд стал классическим сообразно предоставленной дилемме, получил в Европе широчайшую популярность. На него ссылаются и его цитируют даже те, кто принципиально не приемлют теорий Консервативной Революции либо даже неприкрыто с ними дерутся. Не считая такого, Эвола поновой редактирует свою раннюю книжку" Мистерия Грааля" и издаёт книжку, направленную супротив нео-спиритуализма, -"Маски и лики современного спиритуализма", - в каком месте он невообразимо осуждает инновационные неомистические, псевдоэзотерические движения и секты. Занимается Эвола и переводами - он переводит на италийский"Закят Европы" Шпенглера, а еще почти все романы австрийского эзотерического писателя Густава Майринка -"Архангел Западного Окна","Вальпургиева Ночь","Белоснежный Доминиканец" и т. д.

Погиб Эвола в 1974 году. Его останки похоронен на верху горы Монте Розочка, этак как сам он чрезвычайно обожал альпинизм, в котором его завлекали риск, дальность от только человечного, стычка с незапятнанными, свежими и ужасными мощами решетка - решетка как энергии, как спонтанного и волшебного проявления такого, что лежит Сообразно Ту Сторону.

Предыдущие статьи и новости:

    [Назад]    [Заглавная]



    

 


Рециркулятор бактерицидный для обеззараживания воздуха для офиса www.solnyshco.com. . Продажа шкафов управления электродвигателем в компании Ай-Ди-Эс. . Погрузчик фронтальный Китай по выгодной цене в Иркутске. ..