Облака


Иллюстрация теории хаоса

Kогда инновационные эксперты желают убедительно разъяснить концепцию беспорядка, они нередко употребляют образ туч. Цикл существования туч представляет собой стереотипную хаотическую систему. С одной стороны, их общественная линия движения и конструкция покоряются некой логике, разрешено высчитать и решить их консистенцию, их направленность, их плотность. Однако на наиболее конкретном уровне, их поведение непредсказуемо; фигуры, в какие они складываются, полностью произвольны, конфигурации спонтанны. Тут отходят на обратный чин и концепция вероятности, и статистические закономерности. Облака ускользают от серьезных приемов классического разбора, тяготеют к спонтанной неопределенности, к случайной воле непрерывно поменять свои объемы и узоры.

Облака исполняют для созерцателей с земли главнейшую функцию — они изучают нас подвижности и гибкости восприятия, принуждают вслушиваться к непонятной лексике тонких метаморфоз, иллюстрируют вне глубинные движения нашего внутреннего мира…

Облака не принадлежат к сфере распорядка. Они отчасти изъяты из нее, вывешены. Однако то же время ошибочно ратифицировать, что они совершенно за пределами логики — против, своя пасмурная логика у их имеется. Это субтильная логика беспорядка, странноватый беспорядочный ритм тонких действий.

Есть необычное схожесть меж вольным потоком идеи и течением данных больших томных и бесплотных небесных масс.

Символизм связи

В Традиции символизм туч играл чрезвычайно главную роль. Они выступали как платье небес, а небеса были образом духа. Показательно, что в мгновение Другого Пришествия Бог «грядет на облацех». Изображения туч в иконописи указывают на трансцендентные священные миры.

Однако все же есть отличие меж символизмом небес и символизмом туч. Небеса остаются непрерывно постоянными, постоянно наверху. Облака же, как зримое воплощение «верхних вод», имеют все шансы сгуститься по такового предела, когда, не в мощах наиболее сдержать водную массу, разверзаются лечебным ливнем. Контакт меж дальним равнодушным миром нескончаемой лазури и активный землей людей исполняется чрез тайна дождика, пасмурное тайна.

Отседова — античные культы, связанные с дождиком, ритуалы вызывания дождика. В Библии пророком, имевшим администрация «заключать небеса» и, поэтому, способным активизировать дождик, назван Илия Фесвитянин, присвоенный потом живым на небо, этак и не увидев погибели. Сакральное рассудок наблюдало в дождике не естественное, утилитарное явление, нужное для успешного урожая, однако отрывок нескончаемого откровения, предоставленного населению земли Создателем.

Скопление в религиозном символизме выступает как посредующая инстанция меж горним и дольним. Благодаря ему может быть связать дальние друг от друга уровни бытия небо и землю.

Пасмурное тело

В духовной реализации человека имеется шаг, когда «облачная» тема делается центральной. За временем догматической, концептуальной подготовки, когда умозрительные действительности структурируются в согласовании с особенной логикой, следует шаг практической испытания такого, как правильно усвоена концепция. Человек тогда впритык делается перед неувязкой сотворения «облачного тела».

Сущность этого шага состоит в том, чтоб высвободить из-под материальных и оптимальных звеньев, элементов ежедневное человечное наличие, некоторую узкую эфирную субстанцию, зародыш«нового я». Данная не ощутимая, не схватываемая, не исчислимая ни в каких единицах бесцветная пленочка, подсказывающая странноватые и беспокойные небесные сгустки. Внутреннее скопление сначала предохраняет форму человека — как метальную, этак и физиологическую, отслаиваясь от него равномерно, опасливо отделяя спайки и тесновато переплетенные узлы. Оно покорно и лаского в отношении человечной формы, однако принимая и признавая её, оно все же упорно и упрямо жаждет приобрести независимость.

«Пасмурное тело» на старомодном языке разрешено было бы именовать «душой», ежели бы это словечко хоть чего-нибудь означало сейчас. 1-ые симптомы его шевеления снутри имеют все шансы обнаружиться и у «простых». Странноватое хитросплетение случайных звуков либо картин… В один момент напомнившая кое-что резкое, однако не схватываемое, интонация собеседника… Масса внутреннего тепла, случайно разлившегося сообразно телу… Неясное, однако непреодолимое влечение… Парализующая завороженность обыденным бытовым предметом, от которого не можешь отхватить взгляд… Глупый, однако властолюбивый толчок вылезти совершенно не на той станции, которая нужна… Это шепот «облачного тела», дыхание «хлада тонка». Однако ежели недостает наитруднейшей духовной програмки, ежели недостает долгого и сложного предварительного пути, это дыхание «нового я» остается неиспользованной возможностью, сияющей фикцией, лобзанием извне… А каждое дерзкое рвение немедля овладеть эту действительность, агрессивно вколоть её в примитивную наркотическую либо алкогольную подневольность — неминуемо. Узлы и спайки окостенеют, а рационально-телесная система начнет досадно гибнуть. Такие провоцированные калеки и добровольные fricks населяют зрительный лимбу с современного социума, однако их самогипноз и коллективная порука не выручат от онтологической эспертизы, итоги которой несложно предречь заблаговременно.

Путь пробуждения «облачного тела» — дисциплина в высшей ступени благородная. Она не терпит ржавой вульгарности инженерья, широких ртов интеллигенции, неухоженного задора планетарной лимиты, желтушных зрачков новообратившихся. Тут нужно властно и по-господски прикарманить себе время, — немало времени — чтоб, методично и пристально повторяя по бесконечности один и тот же жест, взвешивая одну и ту же мысль, читая одну и ту же фразу, выучиться различать те исключительные мгновения, когда снутри просыпается чуть уловимое троганье другого — такого, кто проживает через вас.

Пасмурное тело. Важное мнение лишней и развеселой науки строительства души. Законы беспорядка, очерченные в герметических доктринах, обрисовывают общую линию движения, — «наша задачка изготовить запах телом, а тело духом», — однако тайны пропорций не разглашаются. Секрет внутреннего облака, внезапно лучший вектор направленности, непредвиденность формы крылатой массы, родившейся из практически двухметрового бледнокожего червя…

Чернотой верхнего золота…

Скопление Ужасного Суда станет красным. И потоки, что низвергнутся тогда на землю, будут такого же цвета.

Сейчас не может существовать безличный духовной реализации, вольной от эсхатологической проблематики. Сейчас не может существовать безличный эсхатологической проблематики, без полной проекции её на все общественные, экзистенциальные и мировоззренческие страты. Духовная осуществление не может существовать разделена от политики, политика не может сохраниться в рамках метафизического обскурантизма. Исторгая из себя освобожденную узкую субстанцию новейшего (истинного)«я», мы строим целое Скопление Бешенства. Пусть, как вампир, опьянеет воротила все соки организма, пусть набрякнет, как перед грозой, ураганом, коричневей, штормом, от заплесневелой крови собственного и постороннего тела. Облака сначала белоснежные — позже красноватые. И красноватое, вскипев золотым ребенком, обрушится на темное. И темного более никогда не станет. Либо, другими словами, — чернотой верхнего золота опылится все.

Предыдущие статьи и новости:

    [Назад]    [Заглавная]



    

 


HP Workstation IntelCore2DuoE6550: купить хостинг. ..