Тело как представление


Чем спасается житель от изощренной и нахрапистой злости сил «ближнего зарубежья»?Он хитер, и погружаясь в пучки нефтеносно-удушливых сновидений, в импульсы и позывы, идущие как бы ниоткуда, как бы внутри, знает аккуратно свою свещенную гавань, свою точку опоры… Куда бы ни заносили обывателя мечты, кошмары, спиртное либо испарения плоти, он постоянно не забывает свою отчизну, собственный цитадель, замерзшую сферу, в каком месте все успокаивается и, как ему видится, упорядочивается. Зона распорядка обывателя — тело.

Пульверизированный несамотождественный комок странствующей, голой, запуганной, подставленной острым потокам и невидимым созданиям души, этот крик заброшенности, потерянная растекающаяся капля жертвенной, искусительной для экспертов потустороннего, светоносной материи, данная хрупкая действительность, готовая свергнуться в сумасшествие, в водопады черной и необратимой догадки, постоянно спасается, когда вваливается в безмятежное, сытое, устойчивое, посапывающее тело. «Крайнее убежище негодяев». Тело. Цитадель, форт обскурантов всех государств и народов. Припечатанный протест. Конкретно потому гадье постоянно станет усмехаться в мерклый глаз мыслителя и мерцать мясоватой глубокий клеткой… Обладание телом ручается им безмятежную легкую погибель, этак как устраняет от осознания жизни…

Жизнь имеется жизнь лишь тогда, когда она делается опасным фактом сознания, когда раскрывшийся цветочек мозга обжигается крапивой невидимого дыхания, препарируется бритвами несхватываемого пребывания.

«Постойте. Я уже как-то лицезрел этого человека против на лавке в метро… В каком месте же это могло существовать?То ли в водоеме?Недостает, по-моему, на гулянке у Павлика…» Может, и этак, а может, в материальном обличье воплотилось ваше старинное в`идение, ещё наиболее наизловещее потому, что не наделено никаким значением, никаким символизмом. Элементарно наяву вы встречаете ничем не выдающуюся рожу, которую лицезрели во сне. Нелепость сейчас станет гнать вас, пренебрегать, страшить, поучать…

Раненько либо поздненько, в ваше окно на высотном этаже без балкона постучит чья-то рука…

Житель защищен телом. Однако, на самом деле, любой психически неуравновешенный человек подозревает, что тут имеется некий подвох. Разве недостает ржаво-пружинного скелета у истерички?Разве поваленный в белоснежную горячку мужчина имеется скопление сна, а не множество жира, мускул и башмак?Разве философ не может хрястнуть иному философу сообразно харе упругим, зычным шлепком ?

Житель, на самом деле, защищен не телом, однако неправильным познанием о том, что тело имеется тело, и что оно представляет собой фиксированную ортогональную действительность, куда постоянно разрешено опуститься(либо подняться)утром, с похмелья, озираясь и отряхиваясь от шалостей… Похмелье(кто знает)приятно конкретно возвратом. Вот и дома. Взболтанная воротила славно оседает, растекаясь по органов, по кожи. Щекочет воротила и успокаивается, воспринимает подсказанную родную форму, ниже которой не свалиться.

Это щекотка неправильного познания. Предохранительный устройство вступает в силу, сожалея резиновую, розовую, как пирожное, жертву. ДДДККК Бравый человек как-то приобретает безымянный телефонный звонок. «С вами молвят из агентства странствий имени Изидора Дюкасса. Вы получили приз — безвозмездный аттестат на сафари в гностической пустыне кошмара. » Опосля такого, как вы переступите порог, торопясь на рейс, вы невозвратимо утратите прописку, кров, удостоверяющий личность документ. Врата страннического согласия сомкнулись за вашей спиной…

Тело имеется не наиболее чем понятие. Одно наравне с иными. И ежели в некий момент вы не можете довольно на нем сосредоточиться — на этом представлении, на данной идеи(а спросив то, что вы сейчас понимаете, вы уже никогда не можете на этом сосредоточиться довольно!), вы чрезвычайно рискуете сорваться. Тело будет дырявым, как решето, как сеть, как сито, в него разрешено просунуть ростовщик, трубу, кортик…

Тела элементарно не будет, а пар души, глянув на себя в зеркале, увидит порожнюю комнату… Означает, мы погибли ?

Ничто аналогичного. Элементарно повышен градус познания о действительности, элементарно развеяна липкая видимость, разоблачена дезориентация. Хитрецкий преподаватель похитил вашу лягушачье-лебединую шкуру — и ваше голое чрево сейчас выставлено на обжигающе позорный показ. Вы не подозревали, что врождённый мир может существовать настолько уродлив?И что из раскладного девичьего стана получился выпуклый косой мужчина с лошадиным хвостом и пиявками в прозрачном черепе ?

Под знаменем тела лезут полки одураченных решетка этого. В следствии дымчатого стекла нашего кафе «У Иодалбаофа» мы внимательно рассматриваем набычившиеся колонны. Лишь наиболее чуткие из дебилей дискомфортно ежатся — «Кажется… Видится, за нами некто подглядывает». Вот конкретно.

Тело настолько же принципиальный атрибут человека, как портсигар. Это муляжный porte-cerveau, предохранительный комбинезон для рептилий, бесов, даунов и аристократов. Однако догадавшиеся присутствуют сообразно ту сторону стекла — par dela1 de la glaсe.

Тело Ленина обскуранты, помешанные на культе тела, желают вытащить из мавзолея. Нахмуренное идолопоклонничество низшей касты, боящейся сгустка земных лучей. У Ленина не было тела, у Ленина была крупная влюбленность. 1-ая, соловьиная, складывающаяся и раскладывающаяся, как южноамериканский нож, растягиваясь по-большому и ссыхаясь в опухоль на сморщенной половинке истраченного на большое дело мозга. Для чего Ленину мозг?Он полностью обходился и без него. Он обходился и обходится без тела.

Либералы — это каракули. Они задумываются наделать Ильичу урон, пренебречь в страну, подвинуться нефтью… Ильич имеется тот, кто мешает урон. Не стоит ошибаться. Его тело — его бледноватый вощинный мертвое тело, который этак вблизи к нам — это его личное понятие. И что с собой делать, ему видней. Прохладные гаси без воображения плодят друг друга и желают потормошить спокойный сон главаря с восковым посапыванием собственным хороводом и желтоватыми наложниками—диск-жокеями в кузнечиковых мак-дональдсовских кепках. В Румынии «новые правые» вынесли на синод вопросец о канонизации Влада Тепеши, богатыря Евразии, адвоката Православия от неуверенных. Румыния — единственная правоверная государство, в каком месте недостает государственных непорочных. Сейчас станет. Кто имеется людоед, пожирающий тела?Просветитель, обладатель познания, доброжелательный обвинитель тела как представления. 1-го наравне со почти всеми. Евразийский центризм прибывает на замену периферийной ряби маргиналов. Маргиналы очень нехорошо кормятся. Едят алчно, брызги летят, сальные губки обхаживаются острым рассерженным язычком.

С таковым контингентом мы никогда не сумеем заминировать почту, телеграф, телефон. Пусть накопят на «Жигули», а позже прибывают за партбилетом.

Тело — понятие. Означает и администрация — понятие. Означает и средства — понятие. Означает и полиция — понятие. (Додумались, куда я клоню?)

Однако центр жизни никогда не был в теле, он был(и имеется)где-то ещё. Центр жизни. Общественно-политический Центр Евразии. Царское пространство. Плацента младенца новейшего типа. Евразийского малеханького фаворита. Мальчугана Души.

Где-то ещё.


    [Назад]    [Заглавная]



    


 


Экологически чистые продукты интернет магазин смотрите на сайте. ..